Имеет ли право полиция применять физическую силу? Опыт Сербии с середины XIX века

Photo
Офицеры сербской жандармерии 1865г.

Сербия в середине XIX века, если смотреть на неё со стороны, и, тем более, издалека, в любом случае выглядела, как страна молодая, для которой свобода - это принцип. Иногда эти взгляды были задумчивыми, порой насмешливыми, но всегда окрашены тем цветом романтизма, который тот великий век излучал. В конце того периода времени некоторые русские интеллигенты, глядя на Сербию издалека, находили в ней вдохновение и даже сходство с тогдашними проблемами русского общества. Есть ли у царского самодержавия реальная альтернатива? Могут ли крестьяне стать субъектами политики, и не приведёт ли это к анархии? Где золотая середина между идеалом сильной власти и свободным гражданином?

Сербия блуждала в поисках решения всех этих вопросов в течение XIX века. Свободу страна получила посредством двух бурных восстаний, чьими зачинщиками являлись крестьяне, жаждущие общей безопасности, земли и независимости. С помощью мощной поддержки со стороны России, Сербия стала автономным княжеством, в котором крестьяне осуществили свои желания, добившись отмены феодализма в 1835 году.

В то время это была очень редкая привилегия для большей части Европы. Практически эксперимент. Государство свободных и неграмотных крестьян, управляемое такими же неграмотными крестьянскими князьями. Ещё когда была принята Конституция, ругательски названная "Турецкой конституцией", и с помощью нее была ограничена деспотическая власть князя Милоша: наступило время полной крестьянской независимости. При новом конституционном режиме началось учреждением судов и принятие законов, которые бы гарантировали каждому полную правовую безопасность. Дошло до того, что полиция не имела права применять физическую силу и даже заниматься мелкими правонарушениями. В течение первых нескольких лет полицейские могли только обращаться в суд с иском и ждать решения или заниматься мелкими делами. По словам министра внутренних дел, Илии Гарашанина, увеличилась деморализация населения в связи с тем, что полиция не могла наказать тех, кто не подчинялся её приказам. Люди потеряли стыд и благоразумие, проявились признаки анархии, а полицейские приказы стали исполнятся с трудом. Стало понятно, что полиция без палки не воспринималась, как власть; её больше никто не боялся. На обращения власти некоторые даже не реагировали, а был случай, когда один крестьянин лег на землю, когда пришли полицейские и требовал, чтоб позвали капитана, он не хотел двигаться с места, потому что знал, что никто его не накажет.

Рассмотрения исков со стороны полиции откладывались и без того медлительными, переполненными судами.

Однако, спустя чуть больше года полной свободы, практически анархии, сербские власти изменили систему. Полиция получила право использовать физическую силу, арестовывать и штрафовать каждого, кто ее ослушается; а приказы полиции сразу приводились в действие. Если кто-то считал, что применение к нему физической силы неоправданно, он имел право жаловаться после. И уважение людей к власти сразу же повысилось. Вместе с тем, многочисленные злоупотребления со стороны начальников полиции явились причиной ненависти по отношению к ней.

Не смотря на то, что закон предусматривал коллегиальное назначение телесного наказания начальником и двумя представителями (начальства, или сельского кмета, в зависимости от уровня власти), на практике начальник сразу мог наказать провинившегося 25-35 ударами палкой. Такого рода начальник, который так своевластно судил, не был ни хорошо знаком с законами, ни с мирным уравновешенным судейским духом. Очень часто он был без особой школьной подготовки, выходцем из военного сословия. Он все время проводил верхом на коне, объезжая уезд или округ; был в постоянном контакте с людьми; мог в любую минуту вспылить, и в гневе был готов сразу ударить палкой. Палкой можно было получить в любом месте, в деревне или рядом с уездным домом, в густом лесу или посреди дороги. Крестьяне жаловались, что их бьют палкой, словно они дерущиеся волы.

Деревня, в которую приехал начальник полиции, должна была достойно встретить важного гостя – это напоминало приёмы, которые устраивались в своё время для помещиков. Перед начальником выносили все, что только можно, словно перед каким-то завоевателем, которому сокрушенно, бросают в ноги все, что есть. Согласно записям, на одном из приемов капитана полиции было выпито две оки крепкой ракии и 4-5 оки мягкой ракии, и 10-20 ок вина. Съедено несколько пар гусей, цыплят и уток, в том числе и целый ягнёнок. В защиту "нашего" капитана нужно сказать, что ели и люди из его охраны. Естественно, подобный налог на деревню был тяжелым и неприятным. Про некоторых начальников говорили, что оставшуюся после трапезы еду они грузили на телегу и отправляли к себе домой.

Такое отношение полиции в совокупности с другими причинами привело к упадку авторитета конституциональной власти. С того момента, и по сей день, продолжаются поиски грани между эффективной властью и человеческой свободой.


Оцените статью
(3.56)
Комментарии (0)
Оставьте ваш комментарий первым
captcha