Московская консерватория: Кто крадет ноты у Чайковского?

Photo

Исполнилось 150 лет Московской государственной консерватории. У ее истоков стоял выдающийся музыкант Николай Рубинштейн, который делом всей своей жизни считал открытие этого храма музыки в Москве. Он был не только ее первым директором, но и ее душой, сумевшим зажечь своей идеей самых именитых музыкантов.

Одного из первых преподавать в консерватории Николай Рубинштейн пригласил Петра Чайковского. Молодой композитор с радостью принял приглашение и тотчас же окунулся в атмосферу «старой столицы». «В первые годы, без преувеличения, для Чайковского вся Москва - это был Рубинштейн», - напишет позже брат композитора Модест. Но очень скоро Петр Ильич вошел в тесный кружок коллег, с которыми не расставался потом всю жизнь.

Николай Рубинштейн, © Sergei Gribkov - http://vsdn.ru/images/data/mus/70296_big_1357716928.jpg, Public Domain. wikimedia.org, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=47046115Николай Рубинштейн. © Sergei Gribkov - http://vsdn.ru/images/data/mus/70296_big_1357716928.jpg, Public Domain. wikimedia.org


Отношения же двух музыкантов - Рубинштейна и Чайковского не всегда были ровными, а подчас переживали самые настоящие кризисы. Самый острый был связан с Первым концертом для фортепиано с оркестром. Его должен был исполнять Николай Рубинштейн, но к несчастью для автора блистательный пианист нашел пассажи неисполнимо-трудными и отверг сочинение в целом. Для Чайковского, который очень дорожил и высоко ценил мнение знаменитого музыканта, это был страшный удар. Вот как он сам описывает эту печальную сцену: «Из уст Николая Григорьевича полился поток речей, сначала тихий, потом все более и более переходивший в тон Юпитера-громовержца. Оказалось, что концерт мой никуда не годится, что играть его невозможно… что как сочинение это плохо, пошло, что я то украл оттуда-то, а то оттуда-то, что есть только две-три страницы, которые можно оставить. <…> Посторонний человек, попавший бы в эту комнату, мог подумать, что я — маниак, бездарный и ничего не смыслящий писака, пришедший к знаменитому музыканту приставать с своей дребеденью...»

Ну что тут добавить, когда каждое слово композитора кричит об обиде и незаслуженной оценке его сочинения. Только то, что в очень скором времени Николай Рубинштейн искренне раскаялся в сказанном и был первым, кто открыл миру этот музыкальный шедевр. Он исполнил Концерт на Всемирной выставке в Париже в 1878 году. И это был едва ли не первый триумф неизвестного тогда на Западе русского композитора. Много позже Петр Ильич Чайковский писал Николаю Григорьевичу: «... я бы, конечно, никогда не сделал бы себе имени, если б у меня не был под рукой такой превосходный истолкователь, как ты. Если б тебя не было в России, то я был бы обречен на вечные искажения».

Петр Чайковский, © Bain News Service, publisher - http://memory.loc.gov/service/pnp/ggbain/33100/33158v.jpg. wikimedia.org, https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=9611443Петр Чайковский. © Bain News Service, publisher - http://memory.loc.gov/service/pnp/ggbain/33100/33158v.jpg. wikimedia.org


Много воды утекло с тех пор. Не одно поколение талантливых музыкантов вышло из стен Московской консерватории. Кому из ценителей классики неизвестно такие имена как Рахманинов, Скрябин, Рихтер, Коган, Шостакович. И можно было бы еще очень долго перечислять имена музыкантов с мировым именем. Их более десяти тысяч – все они выпускники Московской консерватории. Из этой одаренной консерваторской семьи вышел и пианист Иван Тасовац. Это в его бытность директором филармонии Белградский филармонический оркестр добился репутации одного из ведущих в Европе.

Благодарные ученики Московской консерватории в сентябре собрались, чтобы отметить 150-летний юбилей своей альма-матер. С портрета взирал на них Николай Рубинштейн, а Петр Ильич Чайковский со своего гранитного пьедестала встречал гостей при входе. Памятник великому композитору был открыт в 1954-м году.

Автор этого прекрасного произведения искусства – скульптор-монументалист Вера Мухина, изобразила композитора сидящим перед пюпитром в момент творческого вдохновения. В унисон с этим необыкновенно выразительным и изящным памятником была придумана талантливым мастером и окружающая его кружевная ограда - своеобразный нотный стан, на котором были помещены ноты. Всякий знающий нотную грамоту мог «услышать» строки мелодий из оперы лучших произведений Чайковского. Поговаривают, что студенты консерватории из озорства иногда меняли ноты местами, и вместо пленительной мелодии из «Лебединого озера» "звучал" «Собачий Вальс». История гласит, что одно время дирекция Консерватории завела даже специального сторожа, который каждую неделю сверял партии с оригиналом.

Но самая популярная в Консерватории легенда утверждает, что студенты консерватории воруют ноты с ограды, отнюдь не из шалости. Они искренне верят, что обладателю «трофеев» гарантирован успех в учёбе и главное - удачная музыкальная карьера в будущем.

Что ж, если это так, не станем им мешать стать большими музыкантами, которые своим талантом и трудом продолжат историю русской музыкальной культуры. А нотки?.. Их восстановят умные руки русских умельцев...

Будете в Москве, загляните на Большую Никитскую, туда, где вот уже полтора столетия одаривает нас молодыми талантами Московская консерватория.

Автор Людмила Мосина

Оцените статью
(3.35)
Комментарии (0)
Оставьте ваш комментарий первым
captcha